Медики против

Более двух месяцев в Москве проходила так называемая «Итальянская забастовка» врачей – десятки возмущенных медиков отказались от обычной сверхнагрузки и работали «по правилам»: по Трудовому кодексу и стандартам Минздрава. Свои наблюдения медработники описали в докладе «Системный хаос и профанация в амбулаторном звене Москвы».

Свой доклад «Системный хаос и профанация в амбулаторном звене Москвы» участники и организаторы «итальянской забастовки» («работы по правилам») независимый профсоюз медработников МПРЗ «Действие» называют уникальным общественным расследованием в амбулаторном звене системы столичного здравоохранения.

Акцию «итальянская забастовка» анонсировали в середине марта 2015 года, а 24 марта несколько десятков медработников начали работу с точным соблюдением норм Трудового кодекса и стандартов оказания медпомощи. Прием пациентов в поликлинике, вызовы на дом, исполнение иных обязанностей медработники осуществляли в рамках установленного времени рабочего дня, а не по 10-12 часов, которые обычно специалисты тратят на работу без дополнительной оплаты.

Медикам ежедневно приходится выбирать. При рекомендованном Минздравом нормативе 20–30 минут на пациента, внедренная в 2013 году система электронной записи ЕМИАС отводит не более 15 минут на прием, а приказы главврачей – еще меньше. Поликлиники вынуждены обслуживать до шести тысяч человек, что в 2-3 раза превышает федеральный норматив – 1700 человек на участке.

Участники «итальянской забастовки» (сами участники настаивают на условности такого обозначения) решили наглядно продемонстрировать разницу в объеме работы медиков, определенном трудовым законодательством, и объеме работы «в реальных условиях».

Доклад представляет собой «отчеты» врачей и выводы авторов.

Участковый врач-терапевт ГБУЗ «Диагностический центр №5 ДЗМ» Анна Землянухина пишет: приказом главного врача закреплено время приема врачом-терапевтом 12 минут на одного пациента. Рабочий день строится так: шесть часов на прием, 1 час 48 минут на вызовы. Норма количества принимаемых пациентов в день, месяц или год не прописана, однако Землянухина отмечает, что администрация исходит из расчета 30 человек в день на приеме и 3-4 вызова на дом. При невыполнении нормы – «не вырабатываешь». Отдельно не учитывается «бюрократия» – заполнение документации, ведение паспорта участка и другое – на нее в структуре дня не отводится время. Следовательно, врачу приходится выполнять эти обязанности после работы.

– Время на обед, которое прописано Трудовом кодексе, в коллективном договоре и в трудовом договоре, также у врачей де-факто не выделено, никак в графике рабочего дня не обозначено. При этом бухгалтерия, отдел кадров и прочий немедицинский персонал имеют четко отведенные для обеда часы.

Врач акушер-гинеколог ГБУ «Городская поликлиника №180 ДЗМ» (IV филиал) Екатерина Чацкая, приводя в пример приказ Минздрава № 572н от 12.11.2012 о том, что на одного акушера-гинеколога должно приходиться 2 200 женщин, сообщает, что на ее участке 6 175 женщин, что «противоречит разумной трудовой нагрузке».

– Если провести несложные вычисления, сложив все прикрепленное население и поделив на федеральный норматив численности гинекологического участка, то получиться, что у нас должно быть 38,5 участков, а их 14. О какой доступности медицинской помощи может идти речь? – задается вопросом врач.

Нагрузка на участкового врача-терапевта подразумевает 722 посещения на одного врача в месяц, уточняющих данных по количеству пациентов на приеме и вызовах нет – отмечает в своем отчете участковый врач-терапевт ГБУЗ «Городская поликлиника №220 ДЗМ» (I филиал) Елена Конте.

– При самостоятельных подсчетах выходит, что при 20 рабочих днях в месяц необходимо принять 36 человек в день (шесть человек на вызовах за три отведенные на это часа и оставшиеся 30 человек – на 4-часовом приеме, то есть уделяя каждому из последних всего по восемь минут!). Считаю, что руководство поликлиники задает заведомо невыполнимые показатели нагрузки, что не может не приводить к снижению качества и доступности оказания медицинской помощи пациентам, – пишет Елена Конте.

Отдельно терапевт Анна Землянухина останавливается на планируемых «пилотных проектах». Она считает: ресурсов для осуществления идеи нет. Первый проект – переход участковой службы на 8-часовой прием и передача вызовов «мобильным бригадам».

– Прежде всего, введение чисто амбулаторного приема более 6,5 часов в день противоречит нормам российского законодательства. Эта норма обоснована тем, что после шести часов приема внимание врача рассеивается и возрастает риск врачебной ошибки, – пишет Анна. – Кроме того, в настоящее время нет специалистов для работы в мобильных бригадах. Как уже становится ясно, врачи-терапевты будут по очереди сниматься с приема и направляться в мобильные бригады. Таким образом, работа участкового врача никак не облегчается, он по-прежнему будет делать и прием, и вызовы. Только теперь вызовы он будет делать не к пациентам своего участка, а по всему амбулаторному объединению, в том числе и к пациентам из филиалов. Доступность записи к врачу на прием также будет снижаться, т.к. он будет периодически снят с приема на вызовы.

Второй грядущий «пилотный проект» – это введение сестринских постов. Смысл его заключается в том, что участковые медсестры теперь будут работать отдельно от врачей в специально отведенном для них месте.

– В настоящее время врач, осматривая пациента, давал указания медсестре, она их сразу же исполняла, ускоряя тем самым процесс работы врача. Теперь часть работы, которую делала медсестра, ляжет на врача, тем самым еще более продлив прием одного пациента. Пациенту же придется отстоять вторую очередь – уже к медсестре, – отмечает терапевт. – Также остается непонятным, кто теперь будет помогать врачу вести документацию врачебного участка, делать вакцинацию, помогать в диспансеризации, если участковая медсестра будет работать восемь часов на сестринском посту.

Акушер-гинеколог Екатерина Чацкая приводит пример «побед» в ходе «итальянской забастовки». Так, теперь участники «забастовки» уходят домой вовремя.

– Ранее при адекватном оказании помощи и полноценном заполнении медицинской документации рабочий день длился по 10-13 часов (при норме семь часов 48 минут), из которых чистое время приема могло быть более 8-9 часов, при норме (по Трудовому кодексу) не более 6,5 часов.

Она расписывает, из чего строится первичный прием беременной женщины, а это: сбор анамнеза, полный осмотр, запись результатов в гинекологическую карту, оформление карты по беременности, составление плана ведения беременности, выписывание анализов, направлений к специалистам, запись на исследования (УЗИ, ЭКГ), рассказ о правильном питании, особенностях состояния женщины, возможных критичных ситуациях, когда нужно обращаться за медпомощью, назначение времени следующего приема и так далее.

Как все это уместить в 15 минут, врач не понимает. Однако отмечает, что теперь время первичного приема беременных в ее медучреждении увеличили до получаса. А вот второй длительный прием по беременности – оформление дородового и послеродового листка нетрудоспособности (декрета), – который по оценкам Екатерины Чацкой в реальности занимает 30-38 минут, так и оставили 15-минутным.

Анна Землянухина считает своей «победой» то, что вместо 10 минут на пациента вернули 12 минут, на дому норматив увеличили до получаса (правда, письменно не зафиксировали), обещали обеденный перерыв, появился кабинет дежурного врача для приема «живой очереди» в первой смене.

Отдельно врачи, участвовавшие в эксперименте, описывают в своих докладах проблемы с руководством.

– Сразу после объявления акции «работа по правилам» нас обвиняли в различных нарушениях закона: от незаконности профсоюза до экстремизма и измены Родине, в расшатывании политической обстановки. Намекали, что посадят, лишат служебного жилья, уволят, не дадут спокойно работать, – пишет Анна Землянухина .

Екатерина Чацкая приводит больше примеров давления и манипуляций. Один из них – нахождение в ограниченном пространстве. Заинтересованных лиц, по словам акушера-гинеколога, собрали в одном кабинете и оставили на 1,5 часа в ожидании. В это время шло время приема врачей.

– Первой не выдержала психологического прессинга заведующая женской консультацией Маслова Л.Б. Если все разговаривали напряженно, но не повышая голос друг на друга, то в какой-то момент Маслова Л.Б. перешла на крик. «Вы как сидели до ночи, так и будете сидеть! Как покупали сами канцтовары, так и будете покупать!» После этого дальнейший диалог потерял смысл, – пишет в своем «отчете» Екатерина Чацкая.

Проанализировав ситуацию в шести поликлиниках Москвы, организаторы «итальянской забастовки» и авторы доклада резюмируют «показания» врачей-участников и приходят к выводу, что «сегодняшняя организация работы московских поликлиник погрязла в системных противоречиях, которые объективно сказываются на снижении доступности и качества оказания медицинской помощи». А это и противоречия в штатном расписании и нормативах численности «прикрепленного» населения, и противоречия в нормативах времени приема одного пациента и алгоритма действий, который должен совершить врач и так далее.

Один из выводов доклада – система амбулаторной помощи способствует выдавливанию пациентов в сферу платной медицины. Очереди в поликлиниках, загруженность врачей вынуждают больных обращаться за платными услугами (они получают все большее распространение в самих поликлиниках). Сами врачи не выдерживают нагрузки и увольняются, устраиваясь в платные клиники.

Общий вывод доклада все же оптимистичный: «Даже минимальная самоорганизация профессионального медицинского сообщества и твердое отстаивание трудовых прав медиков и интересов пациентов, способны противостоят разрушительным тенденциям в российском здравоохранении. Необходимо наращивать профессиональные и общественные усилия в данном направлении».

Источник: triboona.ru
 

Рейтинг@Mail.ru Яндекс.Метрика